Единство нации. Рассказ

Единство нации

Германия. Берлин. 1936 год. Поздний вечер. На узком тротуаре нос к носу встретились командир батальона штурмовиков SA (Sturmabteilung) гау (дивизии) Берлин-Бранденбург штурмбаннфюрер (sturmbannführer) Краузе и командир дружины союза красных фронтовиков RFB (Roter Frontkämpferbund) гау (дивизии) Берлин-Бранденбург камерадшафтсфюрер (kameradschaftsführer) Мюллер.
Если смотреть со стороны, то можно было предположить, что встретились два командира из одной армии. Одинаковая форма. Гимнастёрки. Хромовые сапоги. Портупеи. Разница в головных уборах. У одного кепи с большим козырьком, у второго фуражка маоцзедуновского типа. А так, близнецы-братья, у одного ни отца, ни матери, у другого – ни стыда, ни совести. Вроде бы все одной нации, а тянут в разные стороны.
Встреча была не их приятных. Как два льва на одной узкой тропе. Краузе держался за рукоятку именного кинжала SA, а Мюллер теребил резную рукоятку фронтового парабеллума в кармане галифе.
Молчание и противостояние затягивалось. Либо прольётся кровь, либо кто-то должен сделать первый шаг для разрядки обстановки.
Первый шаг сделал Краузе. Он отпустил рукоятку кинжала, вскинул руку в римском приветствии и крикнул: «Хайль Гитлер!». Мюллер нехотя достал правую руку из кармана галифе, громко сказал: «Рот фронт!», при этом Continue reading

Рассказ «Метронавтия» (Сумеречная зона), глава 30

Глава 30

Это я уже начал понимать. Вход сюда – полкопейки, а за выход нужно платить целый пятак, именно во столько оценивается жизнь пришельца. И с ними не поспоришь. Открой только сюда дверь, как со всех сторон полезут полчища людей в надежде пограбить или заплевать все то, что они здесь понастроили. А мы еще думаем и обижаемся, чего это западные страны не распахивают перед нами дверь и не отменяют визы для въезда к ним?
Можно сказать, что все люди такие, независимо от языка, образования, цвета кожи и вероисповедания. Точно, так оно и есть. Но есть небольшая разница. Часть из тех, кто будет плевать и грабить, имеют ценностные правила, вбитые в них инквизициями и гестапами разного рода, а другие всю свою сознательную жизнь жили в концлагерях под присмотром вертухаев и без разрешения капо или лагерного начальника шаг боялись ступить. А как же иначе. Шаг вправо и влево – попытка к бегству, прыжок на месте – провокация и огонь на поражение открывается немедленно. Поэтому и уровень грабежа и заплевывания будет разный. Потом, некоторые из них узнали ценность человеческой личности и его неотъемлемых прав. У нас все об этом слышали, но совершенно не представляют, что представляет собой набор этих прав, подтвержденных международным сообществом.
Я хотя и сантехник, но четыре года учебы в университете не прошли для меня даром. Эти права мы изучали подпольно, потому что в государстве нашем эти права декларировались в сталинской Конституции, но никогда не применялись, так как были обыкновенным пропагандистским перлом для всего мира.
— Мне это уже стало понятно, — ответил я Банафрит, — а как быть с правами человека, которые являются общепризнанными во всём мире. Если ты не помнишь, то я могу и напомнить, потому что по этой теме я получил уверенный зачет. Вот, смотри, перечисляю по пунктам: Continue reading

Пенсионные фонды – коммунизЬмы феодализма

Рассказ “Метронавтия” (Сумеречная зона), глава 29

Глава 29

— Какой последний Ра? – не понял я. – Их что много?
— Ра один, но к концу жизненного цикла он реинкарнируется в нового Ра и продолжает дело великого учителя, — сказала Банафрит.
— Понятно, — сказал я неуверенным тоном, совершенно не представляя, все ли я понял. – Сколько же вас человек? Судя по всему, вас должно быть несколько сотен и живете вы где-то в районе нынешнего Египта. Только я никак не понимаю, как я из Москвы очутился в районе Египта.
— Несколько тысяч лет назад нас было всего с сотню человек, но с того времени много воды утекло и нас стало много, — сказала девушка. – У нас есть целый мир, который не объять руками и не представить в воображении. Это нужно видеть, и мы посмотрим наш мир обязательно. Самое главное – мы все разговариваем на одном языке и в любом уголке планеты вы будете поняты и поймете любого ее жителя.
— А с какой планеты вы прилетели? – спросил я. Очень интересно узнать, где, кроме нас, проживают разумные существа, по образу и подобию нашему. Или мы созданы по их образу и подобию.
— Так ли это важно? – сказала Банафрит. – Мы никогда не вернемся на ту планету, откуда прибыли и зачем забивать голову ненужными знаниями. Народная мудрость говорит: не вороши лихо, пока оно тихо. Зачем искать приключения на заднее место? Планета-агрессор никогда не будет хорошим соседом, даже если она будет прикидываться ангелом во плоти. Любой дьявол, отрекшийся от своих убеждений и верований, ставший кардиналом новой веры, не перестанет быть Continue reading